Нестандартное мышление поможет оживить мировую экономику

Такого тяжелого спада мировая экономика не видела более ста лет. Роб Мандер, руководитель сферы услуг в области международного налогообложения в RSM International, считает, что страны не смогут вернуться к процветанию через налогообложение, лидерам пора начать мыслить нестандартно.

С учетом последних прогнозов Международного валютного фонда, указывающих на сокращение мировой экономики на 3%, мы столкнулись с худшим глобальным экономическим спадом со времен Великой Депрессии, последовавшей за печально известным крахом Уолл-Стрит в 1929 году.

После глобальной рецессии 2008 года такие страны, как Франция и Италия, создали экономику, которая в значительной степени полагалась на налогообложение с целью установления экономической стабильности. Хотя нынешний экономический спад может быть похож на Великую депрессию, за последние 100 лет структура мировой экономики существенно изменилась, и как инструменты налогообложения, так и расходы, с которыми работают правительства, изменились под новую структуру. Правительства обнаружат, что бОльший объем расходов, которые имели место во время пандемии, нельзя возместить за счет более высоких налогов, как это делали ранее. Уже сейчас мы начинаем заглядывать в будущее, которое ждет общества после COVID-19. По мере того как мировые лидеры будут стремиться «оживить» свои экономики, им придется выйти за рамки обычного представления о налогообложении.

МНОГОСТОРОННИЕ РЕШЕНИЯ

Поскольку во время кризиса, связанного с COVID-19, экономики стран ослабли, те специалисты, что работают «на стыке» различных секторов экономики, должны работать вместе, чтобы найти наилучшее решение проблем, которые возникли в результате пандемии. Эти решения требуют поиска баланса интересов финансистов, владельцев собственности, работодателей и наемных работников. Мы называем их «многосторонними решениями», и они уже стали необходимой частью процесса по установлению «чувства порядка», который протекает по мере того, как общество адаптируется к жизни в условиях «новой нормы». Данный процесс продолжится на протяжении последующего периода восстановления. Важный пример — переход на работу из дома. Это незапланированное изменение характера работы снизило нагрузку на системы общественного транспорта, сократило использование офисных площадей в центре города и предоставило работникам и работодателям равные возможности при обсуждении новых способов работы. В будущем это может быть более эффективным, чем налоги, когда речь идет о пробках и управлении автомобильным потоком в городе, а также позволит повысить производительность компаний. Если это так, то налоговая система будущего, возможно, нуждается в корректировке, чтобы стимулировать работодателей (потенциально с помощью налоговых льгот на заработную плату и социальное обеспечение) сохранять договоренности с сотрудниками.

Однако с отрицательными последствиями работы из дома сталкиваются поставщики транспортных услуг, услуг в сфере инфраструктуры (меньшее число людей путешествует) и владельцы недвижимости (с потенциальным снижением спроса на офисы в центре города). В краткосрочной перспективе это создало огромную нагрузку на сектор коммерческой и жилой недвижимости, поскольку финансисты, арендодатели и арендаторы заключили договоры, а потеря рабочих мест и финансовая нестабильность привели к тому, что все большее число арендаторов не смогли платить арендную плату. Например, в Австралии и Сингапуре государство начало оказывать поддержку арендаторам и взяло на себя обеспечение стабильности на рынке недвижимости. В долгосрочной перспективе могут потребоваться налоговые меры для корректировки в секторах недвижимости и инфраструктуры, например ускоренное списание налогов на расходы с целью приобретения активов и новые стимулы для инвестиций в новые проекты в области недвижимости и инфраструктуры.

Еще один хороший пример можно найти в экономике свободных сделок. Эта экономика опирается на предпринимательство, инновации и группу людей, готовых и желающих инвестировать время в разработку и тестирование новых идей. В 2018 году было подсчитано, что общемировые расходы в экономике свободных сделок составили 4,5 триллиона долларов и эта цифра растет. Однако, поскольку страны по всему миру были вынуждены «впасть в экономическую спячку», новые исследования показали, что 68% работников сферы свободных сделок не в состоянии зарабатывать и имеют ограниченный доступ к пособиям по безработице и медицинским пособиям. Поскольку экономика свободных сделок понесла тяжелые потери, есть необходимость в объединении со множеством участников, работающих вместе для поддержки и стимулирования роста. Одновременно это объединение может защищать работников экономики свободных сделок в трудные времена. Гранты стартапам, льготы и налоговые каникулы, продвигаемые политиками, и софинансирование крупным бизнесом, должны рассматриваться как рычаги, которые могут быть использованы для ускорения роста новой экономики свободных сделок. Продукты и услуги, которые создаются в её рамках, будут жизненно важной частью стимулирования будущего роста.

СБАЛАНСИРОВАННОСТЬ ИНВЕСТИЦИЙ И ТРАТ

Каждое правительство имеет два основных рычага для контроля экономики — налогообложение и расходы. Эти два рычага необходимо использовать вместе, чтобы сбалансировать национальные расходы и доходы, а также обеспечить долгосрочный рост. После пандемии налоги должны будут использоваться вместе с расходами для противодействия долгосрочному дефициту бюджета. Баланс между снижением уровня налогов в ключевых секторах экономики, повышением уровня налогообложения в других секторах при сохранении возможностей для инвестиционных расходов представляет собой сложную экономическую головоломку, не говоря уже о политических сложностях, которые может повлечь такое решение.

Снижение налогов часто применяется в ситуациях, где страна видит наибольший потенциал для краткосрочного роста. В Германии и Австрии для стимулирования спроса на ресторанное питание были применены пониженные ставки НДС, а Норвегия ввела пакет налоговых льгот, призванных стимулировать инвестиции в свою нефтегазовую промышленность. Кроме того, было предложено разрешить убыточным компаниям получать вычеты на капитальные затраты, эта мера используется как способ стимулирования бизнеса, который в противном случае не выжил бы, учитывая его потери в период режима изоляции, связанного с COVID-19. Сингапур, например, выдвинул предложение разрешить некоторый ограниченный зачёт потерь при уплате налога за прошлый период — еще одна срочная мера, позволяющая бизнесу получать деньги благодаря тому, что компания, которая терпит убытки сейчас, выплачивала налоги в предыдущих периодах.

В дополнение к этим изменениям в налогообложении необходимо также изучить дальнейшие практические меры, которые могут потребоваться по мере восстановления экономики. Нынешняя пандемия привела к тому, что предприятия малого и среднего бизнеса столкнулись с большими финансовыми трудностями, в результате чего многим из них пришлось бороться за выживание, поскольку резко сократился объем инвестиций. Тем не менее, инновационные концепции и технологии, разработанные некоторыми из этих предприятий, имеют решающее значение для будущего экономического процветания их стран. Правительства должны признать, что инвестиции в основной капитал и НИОКР являются фундаментальными элементами, необходимыми для экономического восстановления стран, причем важную роль должны играть небольшие передовые компании. Некоторые правительства уже действительно начали оказывать поддержку тем, кто стал жертвой пандемии. В Великобритании был создан «Фонд Будущего» (фонд совместного инвестирования) в размере 500 миллионов фунтов стерлингов (630 миллионов долларов) для обеспечения жизненно важного притока инвестиций в самые инновационные компании. Канада представила «Программу помощи будущим предпринимателям и промышленным исследованиям» для поддержки инновационных компаний и прочих фирм, чьи разработки находятся на ранних стадиях, из-за чего они не могут претендовать на получение других субсидий в Канаде, стимулирующих занятость, но, тем не менее, нуждаются в поддержке для продолжения своей инновационной деятельности. Кроме того, Норвегия, признавая глобальный тренд на возобновляемые источники энергии и устойчивое развитие, объявила о финансировании «зеленых» технологий и исследований и разработок в области альтернативных источников энергии.

В более широком масштабе правительства Германии и Франции представили Европейской комиссии совместный план по созданию фонда на восстановление после коронавируса на сумму 500 миллиардов евро (566 миллиардов долларов). Этот план предполагает предоставление грантов бизнесу, который пострадал из-за вспышки коронавируса, и поэтому является желанным стимулом для оказания помощи в восстановлении экономической активности, которая будет необходима Европейскому союзу. Предстоящий сезон отпусков в северном полушарии незамедлительно станет «табелем успеваемости», демонстрирующим влияние ограничений на поездки, перебоев в работе и продолжающегося социального дистанцирования. Скорее всего, будущее восстановление потребует огромных усилий, особенно от стран и регионов, зависящих от туризма.

В довершение ко всему, лицам, имеющим решающее слово в политике, необходимо решить, как оплачивать новые расходы и компенсировать налоговые льготы. В Венгрии, например, правительство планирует финансировать восстановление частично за счет налогообложения крупных розничных дистрибьютеров. Учитывая и без того быстрый рост онлайн-торговли, который был ускорен COVID-19, похоже, что этот план войдет в противодействие очень сильной тенденции, и вряд ли станет стимулом для притока инвестиций и роста потребления в экономике. Было предложено и более радикальное изменение, которое заключается в отмене налогового вычета для рефинансирования задолженности. Отмена таких налоговых льгот привела бы к выравниванию долга с собственным капиталом и тем самым лишила бы компании возможности перерасхода средств, что, как мы видели, произошло после глобального финансового кризиса 2009 года. Поскольку пандемия COVID-19 сильно ударила по процессу глобализации, как в практическом, так и в политическом смысле, торговые барьеры могут стать одной из «привлекательных» областей для получения доходов. Тем не менее, это может быть опасным шагом. Новые тарифы будут означать более высокие цены, сокращение международной торговли и более короткие, упрощенные цепочки поставок.

НОВАЯ СИСТЕМА НАЛОГОВ

К сожалению, мы знаем, что налоговая политика адаптируется к новым реалиям медленно. Нынешняя международная налоговая система «сколочена» путем модернизации старых идей для работы с новыми бизнес-моделями, постоянно изменяются налоговые ставки и добавляются исключения. Нынешняя ситуация — это прекрасная возможность для введения новой системы налогов, которая лучше отражает реалии нашей «цифровой» экономики, с ее приоритетами в области экологии и императивом экономического роста.

Многие страны мира уже пытаются сбалансировать приоритеты в области экономики и экологии с помощью новых налогов, стимулирующих устойчивое развитие. COVID-19, вероятно, приведет к смене некоторых приоритетов (особенно в краткосрочной перспективе), но по мере того, как мы начнем выходить из кризиса, базовый общественный спрос на поддержку возобновляемых источников энергии и устойчивого развития в целом, вероятно, вновь станет важным фактором. Поскольку авиакомпании не могли противостоять последствиям COVID-19 и обращались к правительствам за финансовой поддержкой, раздавались призывы к тому, чтобы эти «спасательные пакеты» выдавались на условиях, включающих заботу об окружающей среде. Новые налоги, которые касаются таких вопросов, как глобальное потепление, сохранение и охрана окружающей среды, должны быть включены в налоговую систему.

Кроме того, роль глобальных цифровых компаний стала еще более важной для экономической деятельности, поскольку во время кризиса деловая и социальная активность все больше зависела от их услуг. В результате этого налоги на цифровые услуги будут играть важнейшую роль в покрытии расходов. Однако эта тема вызывала большое число споров и до начала пандемии, когда страны, включая Великобританию и Францию, внедряли или планировали свои собственные налоги в цифровой сфере, в то время как ОЭСР продолжала убеждать страны в важности разработки глобального решения. Сейчас, когда в течение последних нескольких месяцев цифровая экономика достигла еще большего процветания, мы, вероятно, увидим бОльшее сопротивление изменениям со стороны более крупных экономик, которые являются «домом» для глобальных технологических гигантов. Поскольку правительства начинают перестраивать свою экономику ввиду возникновения COVID-19, вполне вероятно, что они и регулирующие органы будут отдавать приоритет другим предприятиям, а не цифровой сфере. Однако для развивающихся стран, не имеющих тех же источников финансирования, что и более крупные экономики (а именно налогообложение и долговые рынки), налогообложение цифровых услуг будет играть еще более значимую роль. ОЭСР, продолжая настаивать на принятии глобального решения в отношении налогообложения цифровых услуг к концу 2020 года, учла эти воззрения и отложила принятие политического решения с июля на октябрь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поскольку мы все вступаем в следующую фазу развития этого нового мира, чтобы построить прочную экономическую основу, которая будет существовать не один год, правительствам необходимо будет исследовать новые «неизведанные территории», когда речь заходит о политике и налогообложении. Секторам экономики необходимо будет адаптироваться и учиться работать сообща, в то время как правительства должны ориентироваться в этом новом ландшафте, сохраняя баланс, стабилизирующий национальные финансы. На глобальном уровне такие институты, как ОЭСР, призваны сыграть жизненно важную роль в создании новой системы налогообложения, соответствующей веку цифровых технологий, в котором мы живем. Впереди нас ждут сложные задачи, но благодаря международному единству и инновационному мышлению мы создадим более сильную и устойчивую инфраструктуру.